+7 (916) 678-63-75
flora2255@mail.ru

Заметки о техническом и медицинском переводе

Январь, 2021

 

Дмитрий Троицкий, к.т.н., доцент, генеральный директор агентства TTS, член правления Ассоциации преподавателей перевода

Юлия Поколодная, переводчик агентств TTS и «Альянс Про»


В 2020-м году по понятным причинам наше агентство получило массу заказов по тематикам, связанным с медициной и медицинской техникой, а один из наших лучших переводчиков Юлия Поколодная стала стажироваться по медицинским переводам у нашего давнего партнера по переводческим и образовательным проектам — агентства «Альянс Про», возглавляемого Евгением Бартовым, которому авторы выражают искреннюю благодарность. В этой статье мы хотели бы поделиться накопившимся опытом, причём сразу в двух областях: Юлия расскажет о сложностях, с которыми она столкнулась при работе над большим проектом по эндоваскулярной хирургии, и даст советы по их преодолению, а Дмитрий рассмотрит проблему плохого качества специализированных переводов и пути ее решения.

Итак, предоставляем слово Юлии:

Недавно мне довелось поработать над проектом по эндоваскулярной хирургии. Тема новая, занимательная, но в то же время трудная. Работа осложнялась излишними описательными оборотами автора, его страстью к использованию синонимов, а также путаницей в терминах. Как только в исходнике ни пытались обозвать стандартное изделие под названием «стент-графт»: endograft, stent, graft, stent-graft. Разумеется, все эти термины верны, а переводчик вполне может понять, какое устройство автор имеет ввиду. Тем не менее, на мой взгляд, медицинский перевод не терпит использование синонимов – каждое изделие или явление должны обозначаться единым термином. Далее я приведу несколько примеров сложных моментов, с которыми мне пришлось столкнуться при выполнении перевода:

  • Вот, например, есть конусно-лучевая компьютерная томография (Cone beam computed tomography). Основным элементом конструкции является С-дуга (C-arm), которая вращается в разных плоскостях. При выполнении вмешательства требовалось установить эту дугу в исходное положение. Автор не знал, что краткость – сестра таланта, и в результате получилось: «…removal of all cranio-caudal and lateral orientation…». Постарался, однако!
  • Inconsistency – явление, увы, частое и крайне неприятное. Тем более если речь идет о медицинском переводе. Вернемся к конусно-лучевой КТ: есть такая ангиографическая система, в конструкции которой предусмотрен томограф, а есть сама томография. Автор решил, что переводчик сам разберется, что есть что, поэтому назвал и саму томографию, и систему одним термином – CBCT (Cone beam computed tomography). Еще одним примером inconsistency, пожалуй, можно назвать проблемы с цветовосприятием: сначала линия у автора была «yellow» (желтая), потом она резко превратилась в «orange» (оранжевая).
  • Помимо вышесказанного, наблюдается тенденция обращаться к великим умам то по фамилии, то по имени, то по званию, то вообще сокращать их как вздумается. Ну почему бы и нет — читатель ведь сам разберется, кто есть кто и как к нему обращаться!
  • Ну и напоследок — если в целом автор уважает распространенные обороты, то в некоторых случаях, напротив, он умудряется важные термины сокращать так, что их сложно понять. Как, например, методика «Through-and-through wire» превратилась в «Through wire» – кратко и непонятно.

«Ищите и обрящете» – это буквально главные слова для медицинского переводчика! Для того чтобы найти и обезвредить расставленные автором исходника ловушки требуется терпение и логика. Поэтому при малейшем сомнении в достоверности информации проверяйте ее, а по возможности сравнивайте несколько источников по требуемой тематике, желательно иностранных. Да, еще следует помнить, что есть относительно новые явления в медицине, для которых закрепленного перевода может не существовать. В таком случае не бойтесь придумывать свой вариант. Изучайте видеоматериалы – они часто помогают понять принцип работы устройств и их конструктивные особенности. Самое главное, не бойтесь исправлять исходники – авторы тоже люди, им свойственно ошибаться.

А теперь Дмитрий расскажет про переводчиков букв и предлогов.

Как показывает мой более чем 20-летний опыт работы в переводческой отрасли, одной из самых серьезных проблем является насаждаемая еще в вузах боязнь переводчика отойти от исходника (вредительская концепция «переводчик — это прозрачное стекло»). В результате многие тысячи коллег гонят бездумную кальку — бессмысленную и беспощадную. А между тем в любом специализированном в виде перевода, куда относится и медицинский, и технический, по моему мнению, первое правило гласит:

НЕЛЬЗЯ ПЕРЕВОДИТЬ ТО, ЧТО НАПИСАНО!
А нужно переводить то, что написал бы автор, если бы он подумал получше

Иными словами — чем дальше от исходника, тем ближе к истине. Увы, качество написания исходных текстов на любом языке крайне низкое. Хочется процитировать коллегу Greenvalley с сайта «Город переводчиков»:

«Огромное количество людей, называющих себя «инженерами» и «носителями английского», берутся писать инструкции и прочую документацию. При этом они не понимают полностью смысла процессов (во-первых), но даже свое куцее понимание они не могут выразить на английском нормально (во-вторых). А потом интегратор берет инструкции на клапаны от индусов, инструкции на двигатель от китайцев и инструкции от филиппинцев на насосы.... (мешаем-мешаем) и бац - инструкция на насосную станцию готова. Причем там уже бред в кубе и концов не найдешь».

Все это в полной мере относится и к документации на медицинское оборудование, где, как и в любом специализированном переводе, степень ответственности переводчика очень высока. Надо ясно понимать, что заказчику нужен не перевод, а пригодный для использования по назначению документ. Поэтому переводчик просто обязан стать полноправным соавтором исходного текста, выполняя роль строгого редактора. Именно переводчик должен исправлять все глупости, ошибки, повторы и плохой стиль исходника — больше некому, автор-то не смог. Этот вопрос более подробно рассмотрен в моей статье «Красная лампочка переводчика» — приглашаю желающих с ней знакомиться. А мы поговорим о второй части этой проблемы — когда вроде и смысл передан, но переведенный текст читать совершенно невозможно из-за плохого стиля изложения.

  1. В тексте документа при изложении указаний о проведении работ применяют глагол в повелительном наклонении. Очень часто глагол повелительного наклонения почему-то переводят инфинитивом: «Press the button to move the gantry»«Нажать кнопку, чтобы переместить гентри». Такой перевод получается бессмысленным: он не содержит указания пользователю. Правильный вариант — «Нажмите кнопку…»
  2. В начале стандарта приведены правильные наименования различных видов эксплуатационных документов: формуляр (в англ. «record», «boilerplate», «specifications», даже «warranty»), каталог (а не список или перечень, хотя в англ. скорее всего будет «list»), этикетка (а не наклейка или паспортная табличка), нормы расхода (а не «номинальное потребление» — это бессмысленная калька с «rated consumption»), ведомость (а не перечень; в англ. это чаще всего «bill of…») и пр. Разумеется, при переводе на английский подобные термины надо разумно заменять подходящими по смыслу контексту эквивалентами и уж точно не писать «consumption norm».
  3. В стандарте приведены правильные названия разделов эксплуатационных документов «Описание и работа», «Использование по назначению», «Техническое обслуживание», «Текущий ремонт», «Хранение», «Транспортирование» (а не «Транспортировка!»), «Утилизация» и пр. При переводе заголовков разделов их надо брать только из этого списка независимо от того, что написано в исходнике. Скажем, разделы с названиями типа «Emergency», «Emergency Response», «Accident Mitigation» и пр. должны переводиться единственным правильным образом: «Действия в экстремальных условиях».
  4. В стандарте четко указано, как следует переводить постоянно вызывающие трудности предупреждающие слова «Warning», «Caution» и «Danger». Кроме того, все варианты с «Do not…» и «Never…» переводятся единственным образом – «Запрещается…»

Выполнение хотя бы этих минимальных требований уже значительно повышает качество перевода, делая текст соответствующим общепринятой традиции изложения технической документации на русском языке.

Следующая больная тема — бездумная калька неудачной стилистики, характерной для многих текстов на английском языке. Это уже даже не «переводчики букв», а «переводчики предлогов». У меня есть три стоп-слова, которые указывают на низкую квалификацию переводчика:

1. Бесконечные «может», «может», «может»... Да, в английском постоянно и бездумно пишут «can», но это не надо протаскивать в перевод! «The unit can show» — не «Прибор может показывать...», а «Прибор показывает». Потому что у него нет режима работы «не показывать» (прямо как в анекдоте про «могу копать, могу не копать»). Проверка тут простая: каждое «может» в тексте рассматривать как оператор ветвления (if) в программировании. Если у описываемого оборудования нет варианта с «не может», то слово «может» выкидываем.

Кстати, как верно подметила коллега Марина Ивлева, в русских текстах аналог бессмысленного «can» — не менее бессмысленное «позволяет». Проверка та же — а не позволить может? Если нет, то это слово-паразит, убиваем.

2. «Для», «для», «для» — ну не надо каждое «for» превращать в «для»! Data for therapy plans — это «данные, применяемые в планах терапии», а не «для планов терапии». «Для» сразу выдает кальку в переводе. Всегда старайтесь заменять «для» на иные конструкции.

3. «Доступен». «Available» — это «имеется в наличии», «включен», «готов к работе». Слово «доступен» в нормальных русских технических текстах не употребляется. Скажем, «Some fields can be not available» — это не «Некоторые поля могут быть недоступными» (бред и калька), а «Некоторые элементы интерфейса становятся неактивными».


РЕЗЮМЕ:

  • Ознакомьтесь со стандартом на написание эксплуатационной документации и следуйте ему в переводах на русский язык
  • Безжалостно пропалывайте текст, выкорчевывая из него слова «может», «для» и «доступен»

И тогда заказчики будут носить вас на руках! Удачи!


* Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции